ЧАСЫ С КУКУШКОЙ. Что такое материнская любовь и почему не всем дано ее испытать

 

кукушкаСтав мамой, кто-то готов положить жизнь на воспитание малыша, а кто-то – навещать время от времени, поселив его у бабушки. Что такое материнская любовь и почему не всем дано ее испытать, размышляет Наталья СМИРНОВА.

Любовь – страшно популярное слово, значение которого каждый трактует по-своему. И не потому, что это понятие столь многогранно, – просто нам удобно приспосабливать его под частные обстоятельства. Веками и поколениями мы стараемся придумать любви дополнительные функции, переиначивая ее главные принципы: терпение и безвозмездность. Любовь к собственному ребенку, казалось бы, чувство безусловное, полагающееся каждой женщине в придачу к паре Х-хромосом. Но судя по мамашам, встречающимся мне на улицах и в торговых центрах, этот талант отпускается всем в разной мере. Скажу больше: я подозреваю, что многие не любят своих детей. Не могут или не умеют – не суть важно. Но я не буду их обвинять, потому как искренне считаю, что любить они как раз не обязаны. Опекать, воспитывать, поддерживать – непременно, а с любовью уж как получится. Не всем дано. Полагаю, мы часто путаем любовь с материнским инстинктом – к счастью, им располагает гораздо больше народу. Именно инстинкт вызывает у нас желание заботиться о малыше, холить его и лелеять, защищая от непогоды и классных руководителей. «Природная основа любви – потребность в привязанности к другому существу – глубоко заложена в каждом из нас, – отмечает в разговоре со мной Светлана Трушкина, кандидат психологических наук, эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения. – В случае материнской любви прибавляется другая природная потребность – осуществлять заботу и защиту своего детеныша. Поскольку человек относится к существам социальным, находятся и другие основания для родительских чувств. Это прежде всего стремление соответствовать общественным нормам, принятым в области материнства: иметь «удачную» женскую судьбу, быть эффективным руководителем своей семейной системы, вырастить детей, которыми можно гордиться».

ПОДВИГ ЛЮБВИ

Если честно, чего мы на самом деле хотим, обнаруживая в голове мысль: «Хочу ребенка»? Доказать мужу свою любовь? Отвлечься от опостылевшей работы? Удовлетворить мамины настойчивые просьбы о внуках? Положа руку на сердце, кто из нас мечтает завести ребенка из жажды материнства, из любви к нему, будущему, из желания бескорыстно заботиться о нем, уважая его личность? Лично я решилась на этот шаг, потому что в тот период жизни мне отчаянно захотелось совершить что-то значимое и подвиг материнства вполне вписывался в концепт. Ожидая ребенка, любая женщина надеется, что с его появлением на нее нахлынут чудотворно жертвенные чувства, как в книжках и кино, попутно запустив все необходимые инстинкты. Мои родительские эмоции оказались гораздо скромнее ожидаемых. Вдобавок очень быстро выяснилось, что быть мамой не только прекрасно, но и утомительно. «Общественные стереотипы, вроде тех, что «у нормальной женщины обязательно есть дети», «не вырастишь ребенка, в старости некому будет стакан воды подать», «рождение ребенка удержит мужа в семье» и многие другие, часто даже не осознаваемые женщиной, оказывают на ее решения и поступки мощнейшее мотивационное влияние, – комментирует Светлана Трушкина. – Вместе с индивидуальными мотивами рождения ребенка они сливаются в четкое ощущение, выражаемое словами «я хочу иметь ребенка». При этом положительное решение женщиной вопроса о рождении ребенка (и даже страстное желание этого!) совершенно не гарантирует ни адекватного к нему отношения, ни поведения, направленного на удовлетворение нужд его развития, ни удовлетворенности самой женщиной своей материнской ролью».

Легко угадывая чужие ошибки, мы видим себя в роли идеальных  мам,обеспечивающих чадо по «высшему разряду» – и материально, и духовно. Мы мечтаем, как будем водить его в театры, музеи, на выставки, запишем в несколько секций и в художественную школу, пригласим на дом преподавателя музыки… И вырастет вундеркинд, любо-дорого посмотреть – все обзавидуются. Все верно, любить – не значит только баловать. Но это и не значит проявлять себя в гиперопеке, выкраивая личность ребенка под образцово-показательное лекало и навязывая чуждые ему увлечения. Если ребенку не нравится петь хором, может быть, не стоит упрекать его в лени и бесталанности? Поинтересуйтесь, чего он хочет сам, понаблюдайте за его интересами. Необходимо предоставлять малышу право выбора и возможность отвечать за свои поступки. Счастье для ребенка – когда ему позволяют расти личностью, мягко направляя в духовно-нравственное русло. Те же, кто позиционирует себя как идеальную мать, посвятившую жизнь (и немалые деньги!) ребенку, в большинстве случаев делают это не ради любви, а чтобы потешить собственное эго. Они же, скорее всего, будут впоследствии требовать дивиденды со своих «вложений», цепляясь за совесть оперившегося «вундеркинда»: «Я жизнь на тебя положила!» Такая любовь – лишение свободы, а вовсе никакой не подвиг.

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ

Мера материнской любви – бонус цивилизации. На Руси, к примеру, никто не делал культа из родительских эмоций. Рабоче-крестьянским мамашам некогда было задумываться о глубине чувств – на игры и посиделки с детьми у них попросту не было времени. Внимание уделялось лишь грудничкам, которые, едва научившись ходить, сливались с чумазой ватагой братьев и сестер, развлекаясь не слишком интеллектуально, зато самостоятельно. У аристократов был заведен строгий график делегирования забот о наследниках: кормилица – нянька – гувернер – учитель.

Личное участие в воспитании наследника считали за моветон, а материнская ласка выражалась в сдержанных поцелуях на сон грядущий. О самоотверженных чувствах к детям заговорили после гуманитарной катастрофы Второй мировой. Мир нуждался в жизнеутверждающей инъекции любви. Следующие поколения обязаны были вырасти далекими от жестокости, а следовательно, воспитанными в ласке. Примерно в то же время гендерная роль женщины стала заметно тяготеть к стилю унисекс. Женщина должна была работать, вести хозяйство, терпеть мужа (если таковой имелся в наличии) и как следует любить детей, избегая наказаний за шалости. Сегодняшняя мама все больше походит на универсального солдата, окончательно забывшего былые задачи. Окружающий ее социум потихоньку обнуляет семейные ценности, в то же время требуя впечатляющих проявлений материнской любви, на которые порой не остается ни сил, ни нервов.

Я с трудом верю в ненависть мам по отношению к детям, хотя психологи утверждают, что это далеко не редкость. Проблема, по моему мнению, не в жестокости и открытой неприязни – тут помогут только врачи-специалисты или представители ювенальной юстиции, – а в банальном равнодушии и нежелании менять свое отношение к малышу. «Если не можете заставить себя полюбить ребенка, сделайте все, чтобы его можно было уважать, – советует Светлана Трушкина. – То есть, не испытывая горячих чувств, можно относиться к человеку заботливо, уважительно, ответственно, способствовать его развитию и душевному комфорту. Ничего невозможного здесь нет. Если тяжело – существует профессиональный совет и помощь психолога, не нужно стесняться обращаться. Ситуация «я не люблю своего ребенка» очень непростая, требует большого терпения и кропотливой душевной работы. Но из нее точно можно выйти с достоинством». Общество часто критикует «кукушек»-карьеристок, доверивших детей няням или бабушкам. По мне, у «кукушек» дела с материнской любовью не так уж плохи. Важнее не время, проведенное с ребенком, а его качество. Не безразличное присутствие в квартире, а совместный выход в зоопарк или на лыжную прогулку – с весельем, играми и, как говорит мой сын, «беседами». Нужно, чтобы, опираясь на доверие и понимание, малыш почувствовал нашу любовь и научился себя уважать. Это сверхзадача, но она достойна серьезных стараний. И я работаю над этим каждый день, лавируя между работой и домом, желаемой строгостью и рекомендуемой мягкостью. Но «кукушки» бывают разные. Немало мам-одиночек в попытках устроить личную жизнь «ради ребенка» передают его бабушкам-дедушкам, оставляя «на потом», в расчете на неминуемое семейное счастье – вот тогда она стряхнет с малыша бабушкин воспитательный нафталин и быстренько сориентирует в современном мире. Но никто не дает гарантий, что жизнь сложится так, как запланировано, и ребенку вновь найдется место в материнской жизни. Тут все дело в приоритетах – призывая на помощь нянь, бабушек и прочий обслуживающий родительскую любовь персонал, стоит помнить, что мамино участие должно быть пусть дозированным, но регулярным и качественным. Иначе зачем было рожать?

У меня есть подруга, сознательно отказавшаяся от счастья материнства. Она трижды побывала замужем, но так и не решилась подарить жизнь новому члену семьи. Ей за сорок, сейчас она одна и не собирается ничего менять в обозримом будущем. Замуж ей пока не хочется, а на мои вопросы о детях она лишь улыбается: «Лучше я о ваших позабочусь, когда будет настроение», имея в виду наследников своих близких подруг. И заботится: выводит в театры, вывозит на экскурсии, выгуливает в парках. Нечасто, но с душой и очень ответственно. Дети ее обожают. И такое проявление отмеренных ей родительских чувств кажется мне гораздо более честным.

No Comments Yet

Добавить комментарий