Dries van Noten. Модная реальность

Сдержанный и интеллектуальный Дрис Ван Нотен – специально для ELLE о философии бизнеса, источниках вдохновения и качествах истинной музы.

МИСТЕР ВАН НОТЕН, КОГДА ВАШ ОТЕЦ ВЫШЕЛ НА ПЕНСИЮ, ОН ПРЕДПОЧЕЛ ЗАКРЫТЬ СОБСТВЕННУЮ КОМПАНИЮ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ЕЕ ПРОДАТЬ (ОТЕЦ ВАН НОТЕНА БЫЛ ВЛАДЕЛЬЦЕМ МАГАЗИНА ОДЕЖДЫ, А ДЕД – ПОРТНЫМ. ВМЕСТЕ ОНИ ЕЗДИЛИ НА ПОКАЗЫ МОД ИЗ АНТВЕРПЕНА В ПАРИЖ И МИЛАН. ИМЕННО ОТЕЦ ПОВЛИЯЛ НА ВЫБОР ПРОФЕССИИ СЫНА. – ПРИМ. ELLE). ВЫ МОГЛИ БЫ ПРЕДСТАВИТЬ, ЧТО ВАША КОМПАНИЯ, НАЗВАННАЯ ВАШИМ ИМЕНЕМ, ВАШЕ ДЕТИЩЕ, СУЩЕСТВОВАЛО БЫ БЕЗ ВАС?

Я очень надеюсь, что моя компания могла бы существовать без меня. В этом смысле я не эгоист и не собственник. Я несу ответственность за людей, которые работают с нами, – и здесь, в Антверпене, и тех, кто находится за пределами Бельгии и отвечает за производство одежды, тех, кто изготавливает наши материалы, рисует принты, делает вышивку… На нас в Индии работает около трех тысяч человек – они вышивают все наши изделия. Это было бы очень несправедливо, если бы однажды я произнес: ≪Все, я всего добился, я ухожу≫ – и все эти люди в одночасье лишились бы работы. Было бы особенно жаль уничтожить все знания, которые я с таким трудом пытался сохранить, – в маленьких деревушках в Индии или на крошечных фабриках в Корнуолле, которые до сих пор ткут собственными руками, производят потрясающие handmade ткани. Так что я очень надеюсь, что все это не напрасно, и я убежден, что мы строим бизнес таким образом, чтобы при любом раскладе, что бы ни случилось, компания могла бы существовать без меня. Как fashion-дизайнер, который несет определенную ответственность, я обязан работать именно так. Такова моя точка зрения.

фото-2

И ВСЕ-ТАКИ ВАШЕ ВИДЕНИЕ – КЛЮЧЕВОЙ МОМЕНТ В РАБОТЕ КОМПАНИИ. ВЫ ИЗНАЧАЛЬНО ОСНОВАЛИ СОБСТВЕННУЮ ФИРМУ, ПОТОМУ ЧТО ТОЛЬКО НЕЗАВИСИМОСТЬ ПОЗВОЛЯЛА ВАМ СОЗДАВАТЬ ТУ ОДЕЖДУ, КОТОРУЮ ВЫ ХОТЕЛИ СОЗДАВАТЬ. И СЕЙЧАС, КОГДА ВЫ ОТКРЫЛИ БОЛЬШЕ 500 МАГАЗИНОВ ПО ВСЕМУ МИРУ, СЛОЖНО ЛИ ВАМ СОХРАНЯТЬ ЭТУ САМУЮ ПРЕСЛОВУТУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ? 

Признаюсь честно, иногда я думаю: ≪Как жаль, что это уже не маленькая уютная фирма, какой она была раньше, а серьезная компания со своей рыночной стоимостью≫. Но могу сказать, что нам до сих пор удается развивать наше дело органично. У нас нет четкого и бескомпромиссного бизнес-плана. Конечно, мы не просто собрание творческих личностей, мы организация, но для нас по-прежнему важно то, как мы управляем ею, какие возможности находим, как смотрим на вещи – максимально естественно и органично. Иногда те вещи, которые происходят случайно, по странному стечению обстоятельств, оказываются самыми важными и эффективными.

фото-3

 

ТО, ЧТО ВАШ БИЗНЕС НЕ ТОЛЬКО ПРО ВДОХНОВЕНИЕ И СЛУЧАЙНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, – ОЧЕВИДНО. НАПРИМЕР, В ОТЛИЧИЕ ОТ МНОГИХ HIGH-FASHION БРЕНДОВ, КАЖДЫЙ LOOK В ВАШИХ КОЛЛЕКЦИЯХ СОЗДАН ДЛЯ ПРОДАЖ, А НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЗАСВЕТИТЬСЯ В ЖУРНАЛЕ ИЛИ ВОЙТИ В МУЗЕЙНУЮ КОЛЛЕКЦИЮ.

Да, для меня это обязательное условие. Мы не создаем couture, мы делаем pret-a-porter. И я настаиваю на этом. Мое мнение, если ты хочешь создавать не одежду, а мечты, занимайся высокой модой и демонстрируй ее, не притворяясь, что после показа люди смогут носить что-то подобное. По-моему, это неправильно. Я хочу показывать реальность, не какую-то вымышленную теорию, вроде ≪вот так мода на самом деле должна выглядеть, но вы никогда не сможете себе ее позволить≫. Для меня мода – реальность, которую ты хочешь показать. О’кей, особая прекрасная реальность. Реальность, которую демонстрируют длинноногие девушки ростом 180 см и парни под 188 см. Но все же это не фантазии, а реальная жизнь.

фото-4

НАСТРОЙ НА ТО, ЧТО КАЖДУЮ ВЕЩЬ ИЗ ВАШЕЙ КОЛЛЕКЦИИ МОЖНО ПРОДАТЬ, КАК-ТО СКАЗЫВАЕТСЯ НА ТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ, ВЛИЯЕТ НА НЕГО? НЕ ОГРАНИЧИВАЕТ ВАШУ ФАНТАЗИЮ И ВОЗМОЖНОСТИ?

И да и нет. Удивлены? На самом деле иногда мы продаем очень много вещей, которые на первый взгляд были созданы исключительно для шоу. Возможно, нам повезло, в мире достаточно людей, которые коллекционируют наши самые, я бы сказал, ≪сложные≫ вещи. Эти люди знают, что они смогут носить такое очень долго. Это не та одежда, про которую кто-нибудь скажет: ≪Оу, это уже прошлый сезон!≫

ЧТО, БЕЗУСЛОВНО, ДЕЛАЕТ ВАМ ЧЕСТЬ. ЕСЛИ Я ИНВЕСТИРУЮ НЕМАЛЫЕ ДЕНЬГИ В ПРЕДМЕТ ГАРДЕРОБА, Я ДОЛЖЕН БЫТЬ УВЕРЕН, ЧТО БУДУ НОСИТЬ ЕГО ДОЛГО. ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОЛГОДА, ПОКА ДЛИТСЯ СЕЗОН.

Я тоже так считаю. Сама концепция трендов, на мой взгляд, изжила себя. Хотя… Для домов моды, которые используют много рекламы, важна идентификация с конкретным сезоном – на этом они строят свою политику. Но потом сами становятся заложниками ситуации. Например, ты создаешь look-вне-времени, но, показав его в этом сезоне, в следующем уже не можешь себе этого позволить. Потому что обязательно найдется кто-нибудь, кто заявит: ≪Да нет, это уже старомодно!≫ Но это, к счастью, не наша проблема. Мы построили компанию без упора на рекламу, и поэтому пребываем в более расслабленной атмосфере.

фото-5

ВМЕСТО ТОГО ЧТОБЫ ИНВЕСТИРОВАТЬ В РЕКЛАМУ, ВЫ ВСЕГДА ВКЛАДЫВАЛИ ДЕНЬГИ В ПОКАЗЫ.

Я был уверен, что мы сможем привлечь больше людей с помощью шоу, а не рекламного имиджа. Еще одна проблема – когда ты решаешься на рекламную кампанию, ты должен выбрать музу. Человека, который будет стоять за всем, что ты делаешь, и олицетворять весь твой труд. Как правило, это женщина. Но что потом? Какой она должна быть? Молодой? Пожилой? Блондинкой? Брюнеткой? Какой у нее цвет кожи? Какой у нее характер? Она мягкая? Жесткая? Романтичная?  Может, спортивная, подкачанная? Или наоборот, очень стройная? Остановившись на чем-то одном, вы автоматически отбрасываете огромное количество людей, которые не ассоциируют себя с вашей так называемой музой. В этом смысле fashion-шоу более нейтральная история – у тебя уже есть группа из 40-50 самых разных моделей.

ВАШИ ШОУ ВСЕГДА ВЫЗЫВАЮТ МАССУ АССОЦИАЦИЙ С МИРОМ ИСКУССТВА. 

Я думаю, в настоящее время мода и искусство находятся в очень непростых отношениях. Многие художники опасаются, что мода и дизайнеры приобщаются к искусству слишком серьезно, становятся его частью. И это правда – посмотрите на многочисленные галереи и фонды, которые открывают модные дома, на грандиозные fashion-мероприятия, по которым сразу и не определишь – на показ ты попал или на арт-перформанс. Я воспринимаю искусство по-другому, в более наивном ключе. Я не слишком разбираюсь в современном искусстве. Арт для меня – огромное поле для поиска вдохновения. Мне нужно видеть искусство, чтобы работать. Я хочу, чтобы искусство давало мне некое образование, стимулировало меня. Вот что для меня важно.

ЧТО ИМЕННО ВЫ ИМЕЕТЕ В ВИДУ? ЧТО ЗНАЧИТ «ИСКУССТВО НЕОБХОДИМО МНЕ ДЛЯ РАБОТЫ»?

Искусство – это часть моей исследовательской рутины, которую я выполняю перед тем, как приступить к созданию коллекции. Правда, слово ≪исследование≫ звучит слишком прямолинейно. Я вкладываю в него больше поэзии, эмоций, для меня подготовительный этап – тоже творческий. Иногда вдохновением может служить идея и концепция шедевра или всего лишь цвет, или какой-то крошечный элемент. Когда я попадаю на арт-ярмарку Frieze в Лондоне или Нью-Йорке, я просто хожу кругами. Иногда ты видишь две картины, которые оказались рядом по чистой случайности, и понимаешь: ≪Ого, то, что они вместе, для меня гораздо интереснее того, что на них изображено≫. Когда я гуляю вот так по выставкам или хожу по галерее, я на все смотрю широко раскрытыми глазами. Иногда человек, который стоит напротив картины и пытается ее разгадать, намного интереснее, чем сама живописная работа. Он интригует, ты чувствуешь что-то, хочешь узнать больше… В этом заключен самый большой fun.

фото-6

НЕКОТОРЫЕ КРИТИКИ СЧИТАЮТ, ЧТО ВАША ОДЕЖДА – ЭТО И ЕСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА. А ОДНО ИЗ ВАШИХ ШОУ ДАЖЕ ПРОХОДИЛО В ЛУВРЕ. НЕ ПРОТИВОРЕЧИТ ЛИ ВСЯ ЭТА ИСТОРИЯ ВАШЕЙ ФИЛОСОФИИ «ОДЕЖДЫ ДЛЯ РЕАЛЬНОСТИ»? ВЕДЬ ЛЮДИ НАЧИНАЮТ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАТЬ ВАШИ РАБОТЫ КАК АРТ, А НЕ КАК ПРЕДМЕТЫ ГАРДЕРОБА.

Не думаю, что они собирают мою одежду как арт. Для коллекционеров моя одежда – это вещи, которые они любят, холят и лелеют, они хранят не столько материалы и принты, сколько воспоминания, впечатления и эмоции. Вещь становится для них очень личной. Одна из самых трогательных историй, связанных с работой, приключилась со мной в одном магазине в Бостоне. У владельца появилась идея: он попросил всех покупателей, которые приобретали наши вещи, через какое-то время вернуться в магазин с фотографией, на которой было бы изображено, где и при каких обстоятельствах они надевали нашу одежду. Это было невероятно: все эти прекрасные вечеринки, свадьбы, рождение детей – все, чем наполнена человеческая жизнь, были здесь, на фотографиях с моими вещами, подписанных от руки. Для меня это было чем-то вроде озарения. Сначала ты шокирован и восклицаешь: ≪Что?!≫, а потом понимаешь, что начал что-то значить для этих людей.

No Comments Yet

Добавить комментарий