Дженни Баттон. Вид с высоты

Просторное помещение по типу студии, построенное вручную и спрятанное в склоне горы, поросшем деревьями, стало идеальным домом для модного дизайнера из ЮАР Дженни Баттон. Здесь с новой силой вспыхнула ее страсть к живописи.

обложка

«Моей мечтой было жить в нью-йоркском лофте, но посреди густого леса, и я не думала, что такое возможно. Мой дом – как большая художественная сту­дия», – говорит Дженни Баттон. В этом огромном поме­щении по типу лофта на горном склоне в заливе Хут-Бей, Кейптаун, ставшем для нее домом, ее хрупкая фигура ка­жется совсем крошечной. Когда известная южноафрикан­ская дизайнер одежды и интерьера искала подходящий дом, ей было нужно укромное место, где она могла бы писать картины, – Дженни изучала изобразительное ис­кусство, и недавно ее любовь к живописи масляными кра­сками обрела второе дыхание – именно таким местом стал этот уникальный огромный дом, построенный вручную предыдущим владельцем десять лет назад. Этот дом с его впечатляющими отреставрированными фабричными окнами и простыми линиями мало что говорит о том, что ждет внутри. Сложно передать словами масштаб помещения – на ум приходят только ассоциации с огром­ной пещерой, частично из-за того, что дом прячется в скло­не горы, частично – из-за наличия каменных элементов, кирпичных стен и необработанного дерева, которым выст­ланы полы.

Строгая сти¬листика камня, кирпича и дерева оживает благодаря эклектичной мебели, которую Дженни собирала на протяжении десятилетий
Строгая стилистика камня, кирпича и дерева оживает благодаря эклектичной мебели, которую Дженни собирала на протяжении десятилетий

Это место принесло вдохновение и открыло новые воз­можности для творчества – на большой стене в зоне отдыха висят портреты, написанные ею самой.

Стену в гостиной украшают работы Дженни

Хотя Дженни при­знается, что в дизайне ей близки мужские черты, ее драго­ценная коллекция мебели говорит совсем о другом. Сбоку от стены с портретами находится антикварная резная дверь в вычурном стиле из Индии, а вокруг расположены подлин­ные предметы из коллекций Eames и Le Corbusier (их Джен­ни приобрела, когда ей было чуть за двадцать – это были ценные инвестиции в предметы дизайнерского искусства), китайские шифоньеры и традиционные предметы ме­бели в стиле французской глубинки – Дженни говорит, что собирает все подряд. «Не могу выбрать какой-то один стиль. Мне нравится совмещать различные влияния и текстуры. Еще мне кажется, что все, что я собирала года­ми, так хорошо вписалось сюда, потому что помещение эклектично по своей природе», – говорит она.

Желез¬ные люстры достались Дженни в подарок от друга, в чей дом они не поместились из-за низких потолков
Железные люстры достались Дженни в подарок от друга, в чей дом они не поместились из-за низких потолков

Среди чисто серых оттенков и «нейтральных и бежевых тонов, которые я так люблю» можно выделить отчетливые мотивы бронзы, меди и латуни – здесь мерцающая ваза, а там необычная и яркая люстра. «Мне нравится тепло и богатство этих оттенков. Но раз в пару месяцев я что-то меняю в доме. Так что, когда вы навестите меня в следующий раз, эта стена может быть увешана карти­нами в кислотно-желтых тонах, – смеется она. – В том-то и прелесть такого дома – он как полотно, на котором можно писать то, что хочется».

Старинный комод уставлен фарфором из ма¬газина On Site в Кейптауне
Старинный комод уставлен фарфором из ма¬газина On Site в Кейптауне

Хотя Дженни хотелось бы проводить свои дни за напи­санием деревьев над долиной по ту сторону горы Тейбл в стиле Густава Климта, ей приходится возвращаться в город каждый день, ведь там ее ждут собственное процве­тающее дело и клиенты, число которых постоянно растет. А вот по выходным она пишет дома или развлекается с друзьями. Одинокий островок деревянной кухни окружа­ют высокие стулья, а усовершенствованный дизайн стола в столовой позволяет разместить за ним большое коли­чество гостей. «Столы в форме полумесяца, купленные в антикварном магазинчике в центре Кейптауна, не только удлиняют сам стол, но и придают ему некую изюминку», – поясняет Дженни.

В ванной медная раковина располагает¬ся на подставке из натурального дерева, что придает общему нейтральному ансамблю комнаты приятное разнообразие
В ванной медная раковина располагает¬ся на подставке из натурального дерева, что придает общему нейтральному ансамблю комнаты приятное разнообразие

Дженни, энтузиазм которой, похоже, не иссякает никог­да, также планирует застеклить надстройку, в которой сейчас находится спальня с отдельным санузлом. Еще она роет котлован, чтобы построить винный погреб, и мечта­ет построить за уже существующим зданием собственную студию. Это бы обеспечило нужное ей уединение и вид на «буйный сад».

Вид, открывающийся из спальни Дженни, также идеально передает красоту этих мест, и, по ее словам, каждый день этот вид совсем новый. «Когда я просыпаюсь утром, то вижу оттенки розового, потом оранжевый, а потом тона становятся синими и голубыми», – говорит она. И несмо­тря на свой каменный вид, этот дом как будто всегда оза­рен какими-то красками – теми, что для него придумывают и Дженни, и сама природа.

Решетчатое стальное изголовье, французское покры¬вало и датская кушетка делают спальню Дженни очень женственной
Решетчатое стальное изголовье, французское покрывало и датская кушетка делают спальню Дженни очень женственной

Текст: Graham WOOD

Продюсер: Sven ALBERDING

Фото: GREG COX/BUREAU.CO.ZA

No Comments Yet

Добавить комментарий