Франка СКУАРЧАПИНО. Эскизы к судьбе

фото-1Она принадлежит к числу «бойцов невидимого театрального фронта». На ее счету множество реализованных в театре и кино проектов и премия Oscar за фильм «Сирано де Бержерак». Признанный мастер, знаменитый художник по костюмам и автор более ста уникальных костюмов к спектаклю в ASTANA OPERA «Мадам Баттерфляй» Франка СКУАРЧАПИНО рассказала ELLE о самых трогательных и ярких моментах в творческой биографии.

Что предопределило ваш вы­бор профессии?

Таким значимым событием стала встреча с тем, кто впо­следствии стал моим мужем, сцено­графом Эцио Фриджерио. Она про­изошла в Неаполе много лет назад. Я тогда была очень молода, и он стал моим наставником в жизни и работе.

В вашем творческом багаже – создание эскизов к костюмам к массе оперных спектаклей, балетных по­становок и фильмов. Какая из этих областей вам ближе?

Несмотря на то что мне всегда нрави­лись балет и опера, особые эмоции я испытала в театре, работая с великим режиссером Джорджо Стрелером.

Вы часто принимаете участие в исто­рических проектах, хотя создание костюмов к таким спектаклям и кино­фильмам требует обширного круго­зора и эрудиции. Насколько сложна и близка вам работа над историче­скими образами?

При работе над костюмами к боль­шим историческим фильмам, чтобы достоверно отразить эпоху и передать ощущение того времени, приходится тщательно изучать доку­ментацию в книгах, музеях, собирая информацию о костюмах. И нередко этот трудоемкий процесс заканчива­ется тем, что притупляются фантазия, креативность. А создание театраль­ного костюма требует большой фан­тазии, при этом ты также стараешься не отступать от исторической базы, но такое творчество может быть бо­лее возбуждающим, будоражащим и поэтическим. На мой взгляд, самое интересное в нашей профессии – не историческая связь, а поэзия и то, что за ней скрывается.

с Майрой

Работа с какими режиссерами и сце­нографами оставила самые яркие воспоминания?

Моя жизнь состоялась рядом с Эцио Фриджерио, и, несомненно, самые яркие моменты в творчестве связаны с тем, кому я отдала самое лучшее. Не смогу забыть и Йозефа Свободу, рядом с которым Ролан Пети ставил захватывающие балетные постанов­ки. Незабываемые эмоции я испытала и от работы вместе с Рудольфом Ну­реевым. Чудесные воспоминания остались от сотрудничества с Юрием Григоровичем и Кеннетом МакМил­ланом.

Что вы почувствовали, узнав, что получили Oscar за фильм «Сирано де Бер­жерак»?

Все мы в театре работаем для зрите­лей, именно они дают нам крылья, чтобы летать. Позже нас оценивают критики, интеллектуалы, друзья, но важны лишь громкие аплодисменты зала, что поддерживают нас на тонких театральных подмостках.

Oscar заслуживает отдельной гла­вы. Это уникальный и незабываемый момент моей жизни, а еще – высшая точка, к которой стремятся все те, кто работает в инду­стрии кино. Эта награда с лихвой оку­пает все вложенные в проект усилия, всю потраченную энергию. Помню, как сжимала его в руке, сдерживая слезы. Это был определяющий, реша­ющий шаг в мир кино. До сих пор не могу забыть лицо моего мужа, потря­сенного до слез.

с-девушкой

Какими новыми творческими проек­тами вы живете сегодня?

Будущие проекты – это открытая дверь в завтра, мы в театре предпочи­таем никогда не говорить об этом, но, безусловно, я буду скучать по Астане. В нашем ремесле нормально иметь на столе различные проекты, некоторые только в процессе развития, другие почти закончены.

К премьере в Астане спектакля «Мадам Баттерфляй» вы совместно с командой мастеров Astana Opera разработали более ста уникальных костюмов. Расскажите о своей работе над проектом.

Работа костюмера не ограничивается эскизами, выбором тканей, это работа, фундамент кото­рой закладывается в самой швейной мастерской. И только вниматель­ность, участие, обязательное присут­ствие автора могут привести команду швей, рабочий коллектив к убедитель­ному результату. Часто приходится обращаться к специалистам, которые приезжают издалека. В других случаях можно обойтись своими силами, ре­шить все «в кругу семьи». Это чудес­но, быть частью феномена, который волшебным образом случился в Аста­не, где за несколько лет я смогу реа­лизовать во всех постановках то, что могла бы сделать в Риме, Париже или Нью-Йорке.

за-работой

Что вас порадовало или удивило во время визита в Астану?

Вы наверняка ожидаете, что я скажу о холодном климате (улыбается). Но я предпочитаю говорить о симпатии, о человеческом тепле, об отзывчиво­сти, о стремлении творить, которые я встретила в швейной мастерской и в закулисье этого театра, окру­женная отзывчивостью певцов, бале­рин, техперсонала и друзей театра. Также мне особо хочется отметить теплоту и воодушевляющих зрителей.

Какие интересы в вашей жизни могли бы составить конкуренцию творче­ству?

Путешествия! Путешествия – вторая большая судьба, которой отмечена наша с Эцио жизнь. Поэтому нам хо­чется путешествовать в неизведанные земли, большие города-космополиты, видеть, учиться жить.

No Comments Yet

Добавить комментарий