НЕСГОРАЕМАЯ СУММА

001-2

Если вы уже знаете, что популярный сегодня термин burn out с английского переводится как «профессиональное выгорание», но еще сомневаетесь в том, что оно угрожает лично вам, прочтите подробные объяснения психолога. И постарайтесь немного остыть!

Если при виде клиентов – детей, пациентов, домаш­них, партнеров, подставьте нужное слово сами, – вам хочется поскорее сунуть голову в ближайшую кадку с цветком; если один их вид вызывает у вас приступ неконтролируемой ненависти; если вы давно уже не говорили ничего хорошего о своих коллегах и о людях во­обще, а при этом у вас все чаще и чаще возникают сомнения в их относительной вменяемости, то вы, скорее всего, оказа­лись жертвой выгорания.

 

ПО ПОЛНОЙ ПРОГРАММЕ

Вам нравится:

  • Все успевать.
  • Работать, получать второе (третье или пятое) высшее об­разование.
  • Воспитывать троих детей самостоятельно, без всяких там нянь или бабушек.
  • Тут же делать головокружительную карьеру.
  • При этом выглядеть так, будто дни свои вы проводите в spa-салонах.
  • Не забывать про мужа и абсолютно все его потребности.
  • Да – и еще прекрасно готовить! Готовить дома – это сегод­ня такой наикрутейший тренд.

Вообще, тренд – «карьерная женщина должна быть в семье». Как же без этого, вы – и мы – прекрасно знаете, что счастье семьи держится на хрупких женских плечах, а если она не будет его держать, то больше окажется просто некому. И за­чем тогда – об этом женщину спрашивают каждую минуту – зачем тебе тогда твоя карьера, если за семьей не уследила?! Поэтому – надо следить. Вот он, портрет совершенной жен­щины, которая «может все». И если лично у вас все получа­ется, вы все успеваете, включая выпечку домашних кексов, то вы – в большой опасности. Еще пара-тройка лет – и жизнь потеряет свои краски, хотя еще некоторое время будет вы­глядеть, как прежде. Выгореть совершенной женщине – про­ще простого.

 

ГОРЮЧИЕ МАТЕРИАЛЫ

Для начала – немного картинок с натуры.

Одна моя коллега, психолог-практик с пятнадцатилетним стажем, с некоторого времени стала с трудом переносить дружеские вечеринки. «Кругом одни психи, – шипит она. – Ни одного нормального, неужели не видишь?»

А суперпрофи врач-гинеколог, к которой я еще недавно по старой памяти отправляла своих знакомых, вдруг каждую свою пациентку стала подозревать. Кого в чем: почтенную мать семейства – в изменах мужу. Юную деву – в пятом аборте. Всех остальных – в стремлении забеременеть ради выгодного замужества. Мы, старинные пациенты, как-то за­крывали глаза на новые ее причуды ради квалифицирован­ной помощи. Но когда дело дошло до того, что она, потрясая своими железяками, выгнала из кабинета молодую женщину с токсикозом, утверждая, что беременность у нее ложная, то отправлять к ней на консультацию подруг и знакомых как-то совсем расхотелось.

Или вот еще история. Одна успешная дама-риелтор, за десять лет работы накопившая солидную базу клиентов, кото­рые готовы были работать только с ней, потому что она край­не дотошна в юридических вопросах и обладает хорошими организаторскими способностями, вдруг скоропостижно прикрыла весь свой бизнес и, оставив на мужа троих мало­летних детей, уехала в Индию. При этом практически все накопленные средства она перечислила некоему сомни­тельному гуру, который в обмен пообещал ей духовное про­светление, перерождение и еще разные приятные профиты. Надо ли объяснять, что примерно через год гуру этот то ли испарился, то ли переродился в другую сущность, но перед этим успел отказать в возможности духовного перерожде­ния бывшей риелторше. Кажется, по причине ее очень силь­но загрязненной кармы или чего-то похожего. Тем не менее духовное перерождение с ней фактически случилось, когда она вернулась в Алматы и обнаружила, что муж нанимает юристов, чтобы лишить ее родительских прав.

При всей разности самих этих историй и их героинь в них есть и нечто общее. Для всех трех постоянное, ежедневное, определенным образом устроенное общение с другими людьми составляло неотъемлемую часть их профессии. Все три в определенный момент достигли успеха. И все три, кстати, были не только успешными профессионалами, но и высокоэффективными матерями семейств. Дети, мужья, личной закрутки банки с вареньем и домашние пельмени по воскресеньям – все как положено. И все три, судя по все­му, не смогли справиться с одним из самых сложных этапов профессиональной и человеческой жизни – с эффектом выгорания.

 

РЕЖИМ ОТКЛЮЧЕНИЯ

До 80-х годов прошлого века явление профессионального выгорания существовало неназванным, хотя многие про­фи – особенно те, кто по работе постоянно имеет дело с людьми, – чувствовали, что наступает момент, когда рабо­та перестает приносить хоть какое-то удовлетворение, когда теряется ее смысл. Когда больше нет сил любить клиентов-пациентов-партнеров, а главными эмоциями становятся раздражение и усталость. А еще потом – равнодушие и эмо­циональное отупение.

Хорошо описал выгорание писатель Антон Чехов в рассказе «Ионыч». Профессиональная деятельность главного героя, уездного доктора, не главная тема рассказа, но именно на ее фоне разворачивается драма душевной и духовной смерти. Перечитайте рассказ: там прекрасно описано, как сужается круг интересов доктора, как он теряет способность сопере­живать своим пациентам, как душа его становится глухой даже к любовным чувствам.

Выгорание – это своеобразный адаптивный комплекс, который включается в случаях, когда стресс слишком велик, когда никакого исхода этому стрессу нет, и организм как система, стремящаяся к самосохранению, обеспечивает это сохранение любой ценой – даже ценой потери чувств, эмо­ций, профессиональной компетенции и интереса к жизни.

Выгорание постепенно «отключает» организм от контакта с людьми и заставляет человека пройти путь от раздражения и поглощенности своей профессиональной деятельностью к полному равнодушию и выхолощенности своей работы, вплоть до потери базовых компетенций. И все это организ­мом затеяно единственно для того, чтобы не дать человеку сойти с ума в результате перегрузок.

002-1

ЖЕНСКИЙ РЕПЕРТУАР

Женщины гораздо больше подвержены выгоранию, чем мужчины. Ученые объясняют это нашей эмоциональностью и большей вовлеченностью в общение. Хотя, возможно, есть и другие причины. Именно женщины по-прежнему тянут на себе все семейное хозяйство, в одиночку управляя сложной организацией под названием «семья».

Тут мне почему-то захотелось вспомнить рассказы молодых мам, вылетевших из декрета на работу и первые полгода испытывающих странное чувство, что на этой самой рабо­те делать совершенно нечего. Потому что по сравнению с многообразием задач молодой матери любые служебные обязанности – детская забава. «В первые полгода после декрета я все, что надо по работе, делала за три часа. Даже пугалась: может, мне мало заданий дают? Не доверяют, что ли?» – вспоминает этот момент одна моя знакомая.

Время от времени феминистки пишут эмоциональные ста­тьи о том, какими компетенциями должна обладать средняя мать семейства, чтобы сносно вести дом. Тут и бухгалтер, и повар, и педагог, и психолог… Те же феминистки подсчи­тали, что в среднем на домашнюю работу женщина тратит в неделю практически столько же времени, сколько на ту, за которую ей платят деньги. Таким образом, выходит, что совершенные женщины – у которых и карьера, и семья – трубят на двух работах как минимум. И как минимум одна из них – семья – связана с постоянным, плотным, эмоцио­нально наполненным общением с людьми. Неизвестно, яв­ляется ли облегчающим обстоятельством то, что люди эти – твои самые близкие, на которых ты готова тратить свои эмоциональные силы. Не будем забывать, что выгорают чаще всего те профессионалы, которые вкладывают в рабо­ту всю свою душу. И как раз в тех профессиях, в которых профессиональный долг заставляет ежедневно общаться.

 

КРУЧЕ ГОР

Еще один фактор, провоцирующий выгорание, – это склон­ность преувеличивать свое могущество. Врач, которому не хватает смирения, почувствует разочарование в профессии гораздо раньше, чем тот, кто видит, понимает и постоянно ощущает ограниченность своих возможностей по сравне­нию с божественными.

Женщины склонны преувеличивать свое значение в жизни семьи. И общество им в этом активно помогает. Даже мла­денец сегодня в курсе, что все, что случится с ним в жизни, зависит от того, правильно или не очень обращалась с ним в детстве мать. Все первоклассницы знают, что, если муж смотрит налево, дело не в муже, а в жене, которая окучи­вает его как-то неправильно: или слишком нежно – и это ее беда, или слишком равнодушно – и это ее вина. Любой мужчина вам скажет, что он мало зарабатывает и не моет посуду вовсе не потому, что ему лениво, а потому, что жена ходит по дому в бигуди и не вдохновляет его на подвиги. Особой популярностью пользуются школы сексуального искусства для женщин. Потому что многие из нас верят, что крепость союза с мужчиной зависит исключительно от на­ших сексуальных компетенций.

А теперь накладываем весь этот культурный слой на при­вычное нам женское амплуа под названием «вынесет все, и дорогу железную…» – и готово дело! Комплекс Богини на­лицо, крылья за спиной режутся сами. И тогда каждое разо­чарование в своем всемогуществе наносит тяжелую рану, которая приближает нас к выгоранию.

 

ВТОРОЙ ШАНС

Специалисты, изучающие выгорание, выяснили, что не все люди – и даже, представьте себе, не все женщины! – в равной степени ему подвержены. Так, например, из­вестно, что экстраверты выгорают реже интровертов. По понятной причине: пока интроверт страдает молча, экс­траверт все расскажет окружающим людям и попробует миллион способов остаться в живых.

И даже не все работоголики выгорают одинаково! Хуже всех приходится тем, кто одержим чувством долга или помешан на перфекционизме. Зато почти не выгорают те, кому нра­вится сам процесс деятельности (будь то семья или работа). Это важно запомнить: живой интерес, удовольствие, кото­рое мы получаем непосредственно от выполнения дела, личный смысл, который в этом находим, – вовсе не то же самое, что маниакальное упорство перфекциониста, стара­ющегося достичь совершенства во всем, до последних ме­лочей. Наконец, ученые обнаружили и еще один интересный факт: лучше переносят сложную, стрессовую работу люди, у которых есть… вторая работа или любимое хобби.

Одна моя коллега-психотерапевт, в прошлом фотограф, с удовольствием преподает фотодело в студии. Переключение деятельности – прекрасный способ не сгореть на од­ной из работ.

Знакомая врач-реабилитолог в клинике для зависимых спаса­ется тем, что раз в три месяца отправляется в горы. Точнее – на скалы. Чтобы пройти одну-другую скалолазную трассу. Очень тонизирует. Но не так давно она поняла, что, несмотря на скалы, спорт и личную терапию, силы ее на исходе, и от­казалась от пятидневной рабочей недели, оставив себе только два полных дня в клинике. А в остальное время работает… ня­ней в семействе с двумя детками. Как говорится, «землю по­пашет, попишет стихи»… А вы никогда не задумывались, что может быть хобби или второй работой для вас?

 

РАЗВЕ ЭТО ПРО МЕНЯ?

Если вы в последние два-три месяца чувствуете постоянную усталость; если осознаете, что душа с трудом реагирует не только на плохое, но и на хорошее; если перестали радовать простые вещи вроде чашки хорошего кофе; если дети, колле­ги, муж, а также клиенты все время делают что-нибудь не то, навлекая на себя ваше раздражение и гнев; если сон или не приходит вообще, или не приносит отдыха; если оживились старые забытые комплексы вроде неуверенности в себе; если каждый день вы буквально за волосы вытаскиваете себя сна­чала из постели, а потом из дома; если много времени уходит в никуда (например, на бессмысленные посиделки в интер­нете) – то вы, слава богу, пока еще на первом этапе выгора­ния. И пора принимать срочные меры.

Первая из них и самая главная – по возможности быстро сбе­жать в отпуск. Без детей. Без мужа. И – это важно! – без рабо­ты. В отпуске вы будете мучиться, плохо спать, всех ненави­деть и, скорее всего, останетесь им недовольны. Но организм получит передышку.

Потом придется поработать с актуальной загруженностью и проредить свой график, насколько это возможно. Так, что­бы раз в неделю хотя бы два часа вы смогли делать то, что вам действительно хочется. Это сложно. Потому что сначала вам будет казаться, что вам хочется в фитнес-центр, в салон, в музей, в парк, в магазин…

Но, скорее всего, это все не совсем то, что вам действительно нужно. Потому что организму, который уже готов перейти на энергосберегающий режим и отключить «лишние» систе­мы вроде чувств, эмоций и желаний, вероятнее всего, хочет­ся каких-нибудь нелепых, простых, дурацких и бессмыслен­ных вещей. Ну, например, он может хотеть сидеть с чашкой кофе на самой оживленной улице города и тупо глазеть на прохожих. Или ему взбредет в голову пешком пройти путь, который вы обычно проделываете на машине. Или он запро­сится в бассейн. Но откажется там плавать, а потребует засу­нуть его в джакузи и оставить отмокать там.

Одна дама, руководитель хлопотного подразделения в боль­шой компании и мама троих детей, в такие моменты начи­нает пересаживать цветы. В доме у нее – настоящие джунгли из разных растений. Может, это для вас? Или вдруг организм вспомнит, что 20 лет не вышивал крестиком – а вот сейчас очень хочется!

 

ЖЕЛАНИЯ ЛЕВОЙ НОГИ

Одним словом, дайте себе время, чтобы вспомнить, как это – делать то, что вдруг захотелось вашей левой ноге. А пока свя­зи с левой ногой нет, не занимайте это время привычными полезными занятиями – ждите. Это тоже будет бесить, но терпите и не загружайте себя в эти часы.

Через какое-то время вас отпустит, и волна напряжения схлынет. Небо перестанет казаться с овчинку, дети – уродами, сотрудники – тупицами, а все, что вы делаете, бессмыслицей.

И вот теперь самое время взяться за голову и пересмотреть свой жизненный план. Прожили полжизни Богиней – по­живите еще половинку обыкновенной женщиной. Тут такое дело. Чтобы волна выгорания осталась первой и единствен­ной в вашей жизни, придется поработать с собой и сделать себя чуточку… хуже. Научиться мириться с тем, что у детей не всегда чистые футболки, например. Или с тем, что в доме время от времени нет супа. Возможно, даже с тем, что не каж­дый клиент, как вы привыкли думать, приходит от вас в совершенный восторг.
Текст: Вита МАЛЫГИНА

Иллюстрация: Мадина НАРБАЕВА

 

 

No Comments Yet

Добавить комментарий