В доме у Мариетты и Питера Терон

обложкаЭтот дом в Йоханнесбурге, со всех сторон окруженный цветами, представляет собой полную гармонию цвета и стиля. В саду дома Мариетты и Питера Терон в Саксонвол­де (пригород Йоханнесбурга) горшечная рассада уютно устраивается среди травянистых холмиков цветников. Она выглядывает через красивые соче­тания цветов и текстур, чередуясь с экзотическими бобами, побегами салата и ягодами клубники, которые ра­стут между цветами. Это связано с тем, что Мариетте нра­вится передвигать рассаду, словно это мебель или предмет декора. «Постоянно перемещая все с места на место, – говорит она, – я обустраиваю свой сад так же, как и украшаю мой дом. Это нельзя назвать передвижением в прямом смысле этого сло­ва. Это аранжировка».

Гостиная является центром этого дома, и именно здесь великолепные цветовые комбинации Мариетты показаны в своих лучших проявлениях. Обстановка включает викторианский диван, кресла в стиле ар-деко и пару кресел Frank, обитых зеленым бархатом. Над камином висит рисунок младшей дочери Теронов – Джорджии, который она нарисовала в возрасте пяти или шести лет
Гостиная является центром этого дома, и именно здесь великолепные цветовые комбинации Мариетты показаны в своих лучших проявлениях. Обстановка включает викторианский диван, кресла в стиле ар-деко и пару кресел Frank, обитых зеленым бархатом. Над камином висит рисунок младшей дочери Теронов – Джорджии, который она нарисовала в возрасте пяти или шести лет

Питер и Мариетта живут в этом доме со своими тремя до­черьми в течение 20 лет. Когда они переехали в него со своей старшей дочерью Паскаль (в настоящее время – студенткой Академии дизайна в Эйндховене), Мариетта была беремен­на второй дочерью – Андреа, которой недавно исполнилось 19. Их третья дочь Джорджиа сейчас учится предпоследний год в средней школе. Но они практически ничего не меняли в доме на протяжении 14 лет жизни в нем. Дом был построен приблизительно в 1930 году. Это был двухэтажный жилой дом довольно скромного раз­мера с торцевой стеной в африканском стиле, те­нистым крыльцом с колоннами, высокими ароч­ными оконными и дверными проемами, а также одной центральной ванной комнатой для всей семьи. В саду возле дома росли большие де­ревья, благодаря которым семья и выбрала себе именно этот дом (по словам Мариетты, деревья создавали «добрую и приятную атмосферу»). Известный архитектор Иоганн Сли внес очень аккуратные из­менения в структуру дома по за­казу семьи.

Структура дома не была изменена: площадь и фасад остались та­кими же, как и в момент основания. Но Иоганн открыл некоторые из внутренних пространств, поменял местами кухню и столовую так, чтобы столовая была лучше связана как с кухней, так и с гостиной. Он также создал отдельную ванную комнату для каждой спальни на втором этаже. Снаружи он переместил подъездную дорожку, из­начально расположенную спереди дома по цен­тру, в сторону, освободив место и дав Мариетте и Питеру возможность для создания прекрасного романтического сада. Он также расширил веран­ду перед домом (патио) так, чтобы она окружала его, позволяя с легкостью ходить по внешней сто­роне, что не было возможно раньше.

гостевая

Интерьер комнат неоспоримо оригинален. Ста­рая легенда-клише, согласно которой каждый предмет имеет свою интересную историю, в этом доме является правдой. Обычно люди, делающие подобные заявления, в редких случаях знают ре­альные истории происхождения вещей. К примеру, кухонный остров – это переоборудованный кан­целярский шкаф для чертежей, приобретенный во время закрытия головного офиса одной большой горнодобывающей компании в Йоханнесбурге. «Они сказали, что мы можем приобрести его за 150 южноафриканских рэндов при условии, что мы смо­жем собрать его заново», – вспоминает Мариетта.

кухонный-остров

Кро­ме того, в доме есть старинный сундук из Велико­британии, где Питер и Мариетта когда-то жили как молодая пара (в то время Питер работал над Евротоннелем). Им пришлось тащить этот сундук из Фолкстона в Дувр, поскольку он не помещался в автобус. Но красота этого дома заключается не только в при­чудливых историях. Эстетическое сознание Мариет­ты и ее знание цветовых сочетаний и деталей кон­струкции создают единство. По всему дому старинный антиквариат находит­ся рядом с современной мебелью, традиционный южноафриканский дизайн встречается с междуна­родным дизайном, классический дизайн XX века – с малоизвестным дизайном по проектам студентов. Как во многих других эклектичных домах, причудливые де­тали личной истории не теряются, а находят свое место в рамках различных изменений стиля.Таким же образом на стенах дома висят работы несколь­ких наиболее востребованных современных художни­ков из Южной Африки, а по соседству с ними – детские рисунки дочерей семьи Терон и картины молодых и не­известных художников. Будучи художником, Мариетта заявляет, что твердо верит в важность поддержки малоиз­вестных художников.

Благодаря Паскаль, проходящей обучение в Эйндховене, Питер и Мариетта открыли много нового о современном голландском дизайне. «Мы любим Голландию из-за ее причудливости, – говорит Мариетта. – Они не воспринимают все слишком серьезно».

лестница

Конечно же, голландские дизайнеры принимают все все­рьез. Но все усилия, затраченные на создание такого ди­зайна, сразу же забываются благодаря его легкости. То же самое можно сказать и о доме семейства Терон.

Несмотря на то что их дом представляет собой образец минималистской архитектуры, он выглядит лаконично. Каждая вещь в доме нашла свое настоящее, продуман­ное место. Все в доме надлежащим образом совмещено для достижения гармонии и равновесия, что в конечном счете намного важнее, чем выбор между минимализмом, максимализмом или чем-то средним между ними. Прав­да, такая гармония вовсе не означает, что предметы не будут перемещены на новое место через день или два. Ведь по-настоящему творческий человек находит бес­численные новые комбинации композиции и гармонии. Именно это Мариетта и имела в виду, сказав: «Все пере­мещается, но не совсем».

Вот в чем разница между просто украшенным домом и домом, существующим в соответствии с принципами эстетики.

No Comments Yet

Добавить комментарий