ВУНДЕРКИНДЫ: дизайнеры бренда Proenza Schouler

Благодаря инновационным приемам в работе с тканью и тонкому восприятию моды дизайнеры бренда Proenza Schouler Джек Маккалоу и Лазаро Эрнандес придают современности новый смысл. Ирина Александер побеседовала с дуэтом о вдохновении и новых работах.

495403226
Штаб Proenza Schouler занимает верхние два этажа здания New Era Building в Сохо (Нью-Йорк) и скоро займет еще один. В приемной молодые люди в джинсах и свитерах носятся туда-сюда с мешками для хранения одежды и свернутыми в рулоны тканями. В это ветреное утро дизайнеры бренда Джек Маккалоу и Лазаро Эрнандес задерживаются, так что меня ведут в конференц-зал со стульями Eames и плакатами с рекламой магазина бренда на Мэдисон Авеню в рамках на стенах, которые служат напоминанием о том, чего уже добились эти «парни», как их часто называют. Все начиналось с дипломного проекта в школе дизайна Parsons, а сейчас бренд представляет собой крупное предприятие, в штате которого более сотни сотрудников, с двумя магазинами на Манхэттене, а еще три откроются в Азии в следующем году.

458358502

Создается ощущение, что такое расширение должно было произойти гораздо раньше, ведь Джек и Лазаро имеют репутацию самых интересных американских дизайнеров. Вместо того, чтобы работать в определенном эстетическом русле, они каждый сезон стараются удивить чем-то новым. Наблюдать за появлением новых образов на их показах – значит быть свидетелем открытия миру сложных, требующих размышлений произведений искусства. Вряд ли стоит проводить параллели с кубистами и их выставкой в 1912 году в парижском Салоне, но их вещи постоянно эпатируют мир моды и расширяют наше понимание слова «современный». Наряды, на первый взгляд кажущиеся простыми, таят в себе огромное количество внутренних слоев, текстур и демонстрируют сочетания разнообразных техник. Например, пиджак в клетку на самом деле собран из сшитых вместе лоскутков кожи; яркий абстрактный принт создан при помощи компьютера, и ему намеренно придали мозаичный вид; кружевное платье сделано вовсе не из кружева, а из элементов вышивки, которые окунули в кислоту, чтобы имитировать традиционную ткань. Едва ли найдется много дизайнеров, способных раз за разом создавать что-то революционно новое в каждом сезоне. Сегодня американская мода переживает странные времена, застряв где-то между устаревшим спортивным стилем 80-х годов, более современным уличным стилем и экономической необходимостью «быстрой моды». В таком контексте то, что предлагают Джек и Лазаро – это повседневная одежда в изысканном стиле, где приемы, характерные для высокой моды, используются для создания нарядов, которые предназначены для носки каждый день и без особых усилий.

im4008403

Появляются Джек и Лазаро и искренне извиняются за задержку. Они недавно переехали с Манхэттена в особняк в Форт-Грине (Бруклин) и добираются с проблемами. «Всем пришлось немного запастись терпением по отношению к нам», – говорит Лазаро. «Так что извините, что пришлось ждать», – добавляет Джек.

im4008476

Когда они творят, им нравится представлять, что бы им хотелось носить, если бы они были женщинами. То, как они выглядят, служит намеком, что практичность – немаловажный фактор в этом процессе. В день нашей встречи на Джеке, на лице которого недельная щетина, – толстовка с капюшоном Champion, кроссовки Adidas и бейсболка с эмблемой команды Yankees. На Лазаро – черные джинсы и один из его многочисленных кашемировых свитеров от Uniqlo. («Я только их и ношу», – говорит он). Они пришли в конференц-зал, где я их ждала, в сопровождении своего публициста, Дженни Ким. Многие дизайнеры во время интервью прибегают к услугам специалиста, поскольку стесняются, не могут ясно выразить свою мысль или изящно уйти от ответа. Но это ни в коей мере не относится к Джеку и Лазаро. Они остроумные, проницательные и охотно общаются. Когда я спрашиваю, каким образом они пришли к источнику вдохновения последней коллекции, они отвечают, как слаженная команда на эстафете – где один заканчивает говорить, другой подхватывает и продолжает.

im4069366

Лазаро Эрнандес: У нас нет столетней истории…

Джек Маккалоу: Бренд не достался нам по наследству…

Л.Э.: И нам не о чем ностальгировать…

Д.М.: У нас нет прошлого, к которому мы могли бы обратиться. То есть, мы можем вернуться лет, скажем, на шесть назад…

Л.Э.: В 2004-й год.

Д.М.: Но вряд ли это было бы очень уж захватывающим путешествием.

Л.Э.: Так что мы просто живем и черпаем идеи в том, что происходит с нами.

Эта способность постоянно находить источники вдохновения в повседневности и воплощать свои идеи в вещах современных и сделала этих парней неподражаемыми инноваторами. Они оптимисты среди циников, пионеры в индустрии, где ностальгия порой становится навязчивым мотивом. То, что их называют «парнями» – это чаще проявление симпатии не к их возрасту (обоим по 35), а к их почти детскому энтузиазму по поводу новых идей. В их прошлых коллекциях новые идеи появлялись из архитектуры придорожных зданий середины прошлого века, узоров с покрывал коренных американцев, бумажных самолетиков, серфинга, катания на коньках, плавания с аквалангом, боевых искусств и хаотичной массы фотографий на Tumblr. «Они очень похожи на художников – каждый сезон начинают с чистого листа», – говорит Роуз Мари Браво, бывший исполнительный директор торгового дома Burberry. Именно она пригласила Кристофера Бейли, чтобы вдохнуть новую жизнь в британскую марку, и она же была наставницей дизайнеров в течение прошедшего десятилетия. «Они считают, что их работа – двигать мир вперед. На этом и строится их бизнес», – говорит она.

Люди с очень творческим складом ума редко хорошо разбираются в бизнесе. С тех пор как Браво вошла в состав совета директоров Proenza вместе с Эндрю Розеном из Theory, который вложил значительные средства в компанию, их ценные советы, судя по всему, позволят дизайнерам вывести их американский бренд на глобальный уровень.

im4071872Коллекция сезона весна-лето 2016 стала очередным успехом. В ней есть и любовь парней к текстурам, декорации, асимметрии и даже к бананам: «Мы смотрели как кожура отходит от банана и решили перенести это на тело», – говорит Лазаро. В ней видится дух Испании с триколором белого, черного и красного, рюшами и открытыми плечами, но нью-йоркская уличная мода смело врывается стилизованными сетями и кроем. Несколько ниспадающих платьев подхвачены переплетением страп, вельветовые ленты продеты сквозь металлические кольца и держат жаккардовые жакеты от того, чтобы слететь с хрупких плеч моделей, перья украшают длинные сетчатые жилеты, многочисленные пуговицы, помпоны и бахрома украшают отделку краев предметов коллекции. Во всем этом множество деталей, тонов и смешение идей. Когда я задаю вопрос, зачем создавать себе все эти сложности, оба дизайнера тяжело вздыхают.

456237808

сумка Proenza Schouler PS 11468304596

Л.Э.: Не знаю. Мы все время себя об этом спрашиваем.

Д.М.: Нам нравится морочить себе голову.

Л.Э.: Потом мы плачем и жалеем себя, мол, зачем мы так над собой издеваемся?

Д.М.: Мы ругаемся и кричим друг на друга. Но стоит единственный раз почувствовать себя частью этого, узнать, на что ты способен – и уже сложно остановиться, потому что хочется идти дальше. Мы не можем сделать просто коллекцию, например, из атласа… хотя, может, стоит?

Л.Э.: Над этим пришлось бы помучиться.

Д.М.: Может, на осень?

Л.Э.: Или просто из хлопка? Или целую коллекцию из муслина!

Джек и Лазаро известны своим требовательным отношениям к ткани, они часто тратят значительные усилия на то, чтобы поиграть с материалом, и даже прибегают к помощи неординарных производителей, чтобы добиться желаемого эффекта. Например, чтобы сделать металлические нагрудники из весенне-летней коллекции 2014 года, сначала сняли слепок с тела подходящей модели, потом местный мастер воспроизвел нагрудники в полимерной смоле, а потом их отправили на автомобильную фабрику в Пенсильвании, где на образцы из полимерных смол электрохимическим методом был нанесен слой хрома и меди.

 

Создание всех этих сложных моделей требует огромного количества испытаний и экспериментов, а также огромного терпения от текстильных фабрик. На обсуждении невозмутимая молодая женщина из отдела по тканевым разработкам представляет ряд новых образцов тканей, затем внимательно и добросовестно выслушивает критические замечания дизайнеров. Джек говорит, что один образец «странно выглядит на изгибе», по поводу другого Лазаро волнуется, что он слишком «похож на шифон», а третий образец ткани с принтом заставляет дизайнеров призадуматься и начать обсуждение, в котором мало что понятно.

Д.М.: Сорт тот же самый?

Л.Э.: Тот же самый? Нет, другой. .

Молодая женщина сообщает, что сорт и в самом деле тот же. Джек то подносит принт ближе к глазам, то рассматривает издалека, как будто держит в руках изображение, где в мелких узорах можно рассмотреть объемную картинку.

Д.М.: Как будто какой-то зрительный эффект. Странно получается…

Л.Э.: Похоже на органзу.

Джек подсовывает проблемный образец через горловину футболки Лазаро под поверхность, изучает принт сквозь белый хлопок и хмурится.

Л.Э.: Пигмент теряется. Как будто вообще ничего нет.

Д.М.: Думаю, слишком мелко.

Л.Э.: А я думаю, слишком крупно.

Хотя эти два дизайнера часто полностью на одной волне, это два разных человека с разными ориентирами и разной историей. Лазаро – единственный ребенок в семье эмигрантов с Кубы – рос в бурлящем жизнью Майами и катался на доске. Джек – второй из пяти детей банкира и домохозяйки из городка Монтклер, штат Нью-Джерси – во время учебы в школе был хипповым подростком, фанатевшим от группы Grateful Dead, носил дреды до подбородка и сам шил футболки и толстовки. По его подсчетам, он был где-то на 200 концертах любимой группы. Лазаро более открытый и часто во время разговора заговорщически смеется. Джек же более задумчивый и сдержанный, изложив свою мысль, он часто спрашивает: «Это понятно?».

«Нас двое, так что у нас постоянно некое творческое соревнование, благодаря этому мы можем избежать однообразия», – говорит Лазаро. – «Это как будто ты пробуешь суп и говоришь, мол, тот ли это ингредиент? Ты чувствуешь какие-то отдельные вещи, но в конечном итоге все смешивается – в хорошем смысле слова».

Каждый сезон дизайнеры берут относительно традиционные формы для выражения новых идей. По их мнению, в силуэте человеческого тела едва ли можно найти что-то новое, есть две руки, две ноги, одно туловище – но эти поверхности таят в себе неограниченные возможности. Использование современных технологий для них означает не только расширение рамок дизайна, это еще и способ расписать гардероб клиента такими средствами выразительности, которые были бы непосредственным отражением современного мира. «Это здорово, что каждые полгода у нас есть возможность рассказать что-то о мире, в котором мы живем», – горит Лазаро. Другими словами, для Джека и Лазаро мода важна по той же причине, почему она важна для тех, кто тратит на моду свое время или деньги – мода помогает им выразить себя.

На самом деле жизнь Джека и Лазаро далека от всего цифрового. Они не умеют пользоваться фотошопом и полагаются в этом на умения своих более юных сотрудников. Каждая коллекция создается карандашом на бумаге, в уединении их второго жилища – фермерского дома XVIII века в районе Беркширз, где Лазаро ухаживает за садом, а Джек готовит. Их бренд построен на противопоставлении мастерства и технологий. «Если перегнуть палку с технологической составляющей, то теряется душа», – говорит Лазаро. «Но ручной работы, чего-то человеческого тоже бывает слишком много, и результат получается слишком вычурный».

Когда Браво вошла в состав совета директоров, она настоятельно посоветовала дизайнерам создать некую библию, священную книгу бренда, в которой были бы прописаны глубинные, базовые принципы их дизайна и которая бы помогала последовательно развивать их линию сезон за сезоном. «Какие слова у нас главные, напомни?» – говорит Джек, глядя на Лазаро. – «У тебя хорошо получается». «Инновации, мастерство…», – начинает перечислять Лазаро, но не может вспомнить третье слово. «Технологии?» – предполагает Ким, их публицист. «Нет», – отвечает Лазаро. – «Это роскошь, инновации и…» «Мастерство?» — еще одна попытка от Ким. «Нет, не так!» — восклицает Лазаро и смеется. – «И мода, так же?» «Нет, точно не мода!» — заверяет Ким. – «Может, природа?»

Мы решаем вернуться к этому вопросу позже, а пока я спрашиваю, какой видят женщину в бренде Proenza. «Это некий персонаж, который живет у нас в головах», – говорит Лазаро. – «Наше поколение взрослеет, и она становится более практичной, но в ней все еще есть эта юная, немножко безумная энергия молодости».

Дизайнеры говорят, что их одежда, возможно, создает впечатление более зрелой, потому что их жизнь сейчас очень изменилась. Их компания расширяется, у них есть магазины, дома, большой штат и постоянно растущий список обязанностей. Сейчас они подумывают над тем, чтобы разработать свои фирменные духи. «Видели бы вы сейчас наше расписание», – говорит Джек. – «Оно за нами не поспевает». Хотя им предлагали работу в Европе, в частности, в Dior в 2011, они отказались от этих предложений, потому что, по их собственным словам, не хотели «жить в самолете». Но, с другой стороны, «сейчас все происходящее приобрело глобальный масштаб, и мы уже даже не думаем о себе как об американских дизайнерах», – говорит Джек. – «Мы просто дизайнеры, которые работают в Америке. Все эти определения как будто из 80-х годов, и нам это не очень близко».

Во время нашей беседы Лазаро внезапно оживляется. Он вспомнил три главных слова бренда. «Это инновации, роскошь и мастерство», – говорит он. – «Да. именно так. Такие мы и есть».

 

ФОТО: IMAXTREE.COM

 

 

Copyright © 2016 ТОО «Tokmadi Media» Все права защищены.

Поддержка сайта Constant Lab LLP

Tokmadi Media

Все материалы сайта ellekazakhstan.com, а также журнала «ELLE Kazakhstan», в том числе тексты, изображения, аудио и видео записи (Материалы), принадлежат или находятся под контролем ТОО «Tokmadi Media». Сайт ellekazakhstan.com, журнал «ELLE Kazakhstan» и Материалы защищены Казахстанскими и международными законами о соблюдении авторских прав и защите товарных знаков.
Вы не имеете права скачивать, демонстрировать, воспроизводить, перерабатывать, пересылать, коммерчески распространять или иным образом использовать содержание сайта ellekazakhstan.com или журнала «ELLE Kazakhstan» полностью или частично в коммерческих или общественных целях без предварительного письменного согласия ТОО «Tokmadi Media». Вы можете быть привлечены к ответственности за нарушение авторских и иных интеллектуальных прав.

Copyright © 2016 ТОО «Tokmadi Media» Все права защищены.

Поддержка сайта Constant Lab LLP