Женщина со значением: Симон РОША

Уважение к традициям и смелость современности, сплетенные воедино, – Симон РОША создает одежду, которая по духу похожа на нее саму. Специально для ELLE Александр ФЬЮРИ побеседовал с новой яркой звездой на модном небосклоне.

 

495454667Симон Роша следовало бы работать в ирланд­ском управлении по туризму, ведь ее кол­лекции пропитаны на­родными традициями этой страны, а идеи она черпает, помимо прочего, в фотогра­фиях детей в кружевных нарядах для церемонии миропомазания, стоящих на ступенях отдаленных гэльских церк­вей. Когда я признаюсь, что никогда не был в Дублине, она с воодушевлением говорит мне: «Это потрясающее место, очень живое и совсем небольшое. Все знакомы между собой. Я выросла в ме­стечке Ренела, и от одного края райо­на до другого знала всех и каждого. Я частенько играла в пул в местной би­льярдной. Так я жила до 23 лет, пока не получила степень бакалавра».

Может возникнуть вопрос, каким образом такое воспитание помогло Симон стать дизайнером. Совершен­но определенно, именно благодаря этому она обрела уверенность в себе и своем таланте и свой эстети­ческий почерк. Она носит оде­жду, созданную ей самой, в кото­рой четко ощущаются выдержка и самообладание самой Роша – и это нельзя не почувствовать, когда модели на подиуме дефилируют в массивной обуви (часто на плоской подошве), которая создает контраст с платьями с оборками в мягком девичьем стиле. «Это не облегающее фигуру сексу­альное платье, но оно все же очень женственное», – так Симон говорит о своей работе, точно описывая гипно­тическое очарование своих моделей.

И все же Симон уточняет: «Всем не угодишь – но я считаю, что этого и не нужно, потому что в таком случае вещь потеряет то, что делает ее особенной для тебя». Ты по­нимаешь, что мода от Симон Роша предназначена для нового поколения, которому близки и ее энер­гия и ее амбиции.

453110919Симон за несколько лет стала одной из главных фигур Лондонской недели моды, ее бизнес процветает (одежда продается более чем в 90 магазинах по всему миру), она получила награду на British Fashion Awards и в этом году выпустила совместную коллекцию с J Brand вслед за Кристофером Кейном и Proenza Schouler.

Гордость за свои ирландские корни – черта, присущая не только самой Си­мон, но и ее одежде. Викторианские нижние юбки из ирландского полотна были визитной карточкой Симон Роша (по ее словам, такая юбка была на ней во время собеседования в магистра­туру колледжа Central Saint Martins). Учитывая, что Роша прожила значи­тельную часть своей взрослой жизни за границей, можно предположить, что так сказывается тоска по дому. Но Си­мон говорит: «Я не скучаю, это скорее некая романтическая фантазия. Виде­ние того, каким должен быть дом».

im4024153

Такие идеи пронизывают работы ди­зайнера с каждым стежком. Хотя пра­вильнее будет сказать, что эти идеи вплетены в саму ткань ее вещей – с вы­шивкой, вязаными элементами и объ­емными деталями из донегаля. Симон с гордостью говорит: «Вся моя ручная вязка – из Ирландии. Сначала я все вязала крючком сама. А теперь мы что-то делаем своими силами, а что-то милые бабушки вяжут для нас дома… В Северной Ирландии замечательные рукодельницы».

Постоянные поездки домой также по­зволяют ей видеться с отцом, дизайне­ром Джоном Роша, и матерью Одет, которая раньше работала с Джоном, а теперь – с Симон. Их дочь вспоми­нает, как училась вязать крючком, что­бы помочь с носками для одного из показов отца. Были, конечно, и более гламурные моменты – например, ве­черинки для fashion-фотографа Брюса Вебера в доме ее родителей в Ирлан­дии.

То есть у Симон не было выхода, кроме как стать частью мира моды? «Мода на сто процентов была частью моей жизни. У кого-то родители уходят на работу и потом возвращаются до­мой вечером, а мои работали вместе и в основном дома. Мода всег­да была с нами. Теперь, когда я переехала в Лондон и стала дизай­нером, все воспринимается иначе. А когда я росла, все было очень хип­пово и очень по-семейному».

im4024183

«Хиппово» и «сплошной креатив» – так Роша с нежностью говорит об ат­мосфере, которая царила тогда в ее доме, где мода не была чем-то из ряда вон выходящим. «Это казалось совер­шенно… нормальным, – говорит она. – Мода гораздо сильнее ассоциирова­лась с работой, мастерством, чем с па­фосом и гламуром. Уже в подростко­вом возрасте я очень увлекалась этой темой, затем устроилась стажировать­ся в журнал Dazed&Confused. Сначала мне была интересна техника, хотелось понять, как это работает, сам процесс создания моды».

459788694Сегодня в ее одежде есть какая-то сен­тиментальная нежность ручной рабо­ты, хотя сами вещи вовсе не выглядят домоткаными. Как говорит Симон: «Немножко ручной работы никогда не помешает. В папиных коллекциях всегда было что-то сделанное вруч­ную… Хотя я делаю все совершенно по-другому». На практике это означа­ет необычные сочетания резко отлича­ющихся друг от друга тканей: латекса и крепдешина, кружев и поливинилхло­ридного волокна. Все это выполнено преимущественно в однотонной пали­тре, разбавленной вкраплениями кис­лотно-салатового, багрового или цвета металлик, и наполнено переменчивой сексуальностью, где в жестких байкер­ских куртках есть вставки из гипюрного кружева, а тонкие платья-комбинации с оборками дополняются тяжелыми бо­тинками. О них можно написать отдель­ную статью. «Обувь продается в огром­ных количествах, – сообщает Симон со смехом. – Эти ботинки живут своей жизнью!» Подошвы и каблуки обуви от Симон имеют вставки из оргстекла, благодаря чему она выглядит более мас­сивной. В ее студии возле батареи сто­ит целый ряд такой обуви – новенькой, с иголочки, хотя сама Симон – в свобод­ном платье с оборками от Comme des Garçons – сейчас вообще босиком. Ос­нователь бренда, Рей Кавакубо, помог­ла Симон на раннем этапе – ее универмаг Dover Street Market в Лондоне начал продавать первую сольную коллекцию Роша после того, как она два сезона демон­стрировалась при поддерж­ке проекта Fashion East. Для Роша коллекция весна-лето 2012 стала переломным моментом. «Я очень хо­тела сделать то, во что так верила. До этого у меня было чувство, что я будто бы хожу по кругу, пытаясь понять, кто я, – говорит она. – Я всегда называю эту коллекцию своей первой – потому что именно такое у меня было ощуще­ние. Я просто сказала – нет ни Fashion East, ни программы NewGen, я делаю внеплановый показ. Я сделаю так, как мне хочется – а я хочу пластиковые плащи с кружевом внутри!» И эти пла­щи, как и ботинки, стали ее фирмен­ным знаком. У многих на такое уходят десятилетия, а Роша пришла к этому спустя всего три сезона после выпуска из магистратуры колледжа Central Saint Martins. Во многом это заслуга профес­сора Луиз Уилсон, обладательницы Ордена Британской Империи, кото­рая возглавляла курс, когда Роша учи­лась. Симон говорит: «Она изменила мою жизнь. Без нее моей карьеры бы не было. Луиз была первым учителем в моей жизни, к которому я про­никлась уважением. Она смогла сквозь всю наносную шелуху увидеть, кто я как дизайнер и что могу созда­вать в воображении».

 

161486353Сейчас Симон добилась того, о чем и не мечтала десять лет назад: «Я не хотела работать в модной индустрии, потому что все знали, что я дочь Джо­на Роша». А теперь, похоже, это насто­ящий семейный бизнес – брат Симон Макс пишет звуковое сопровождение для всех ее показов, а Одет возглав­ляет салон-магазин. Такая близость и забота напоминают мне о том, как Патрицио Бертелли работает рука об руку с Миуччей Прада, Рей Кавакубо – с мужем Адрианом Йоффе. Им удалось добиться всемирного успеха со своими марками. Можно сказать, что Симон Роша уверенно идет по их стопам.

 

 

No Comments Yet

Добавить комментарий